«Ты только не бойся быть счастливым, мой бедный Марат»‎, Сергей Потапов поделился рецептом от любого страха - mos24news
18.05.2024

«Ты только не бойся быть счастливым, мой бедный Марат»‎, Сергей Потапов поделился рецептом от любого страха

19 и 20 декабря на сцене театрально-концертного зала ЦДКЖ состоится премьера спектакля по пьесе Алексея Арбузова «Мой бедный Марат». По мнению режиссера Сергея Потапова, постановка стала своевременным ответом на процессы, происходящие в обществе, и должна помочь зрителям ответить на вопросы из разряда «вечных»‎ – кто мы, что составляет правду нашей жизни, как не потерять любовь, сообщает «Версия»‎.

«Я очень надеюсь, что посмотрев постановку, часть молодежи осознает свою связь с предыдущими поколениями, тем, что происходит сейчас в стране. Осознает, где «мертвая»‎ зона комфорта, и где «живая»‎ правда жизни»‎, – рассказывает режиссер постановки Сергей Потапов.

– Напомним сюжет пьесы. В блокадном Ленинграде 1942 года встречаются Марат и Лика. Они влюбляются друг в друга. Позже к ним «прибивается»‎ поэт Леонидик. На фоне страшного голода, многочисленных смертей завязывается очень трогательный юношеский треугольник – участникам пьесы едва исполнилось 18 лет. Они много что пережили. И у них нет никого роднее и ближе друг друга. После снятия блокады война «разбрасывает»‎ участников по разным частям страны. Увидятся они только в 1946 году. Леонидик возвращается с фронта без руки и признается в любви Лике. Девушка любит и ждет Марата, но от него никаких вестей. Марат появляется чуть позже – героем войны, бравым разведчиком. И понимает, что несмотря на свои чувства к Лике, он не в силах соперничать со своим товарищем. Лика и Леонидик женятся. Следующая встреча героев происходит в 1959 году. И именно она-то и должна помочь героям и зрителям ответить на главные вопросы – что важнее, любовь или долг, что составляет «правду»‎ жизни, ее соль. Каким образом можно стать счастливым. И какую цену придется заплатить за счастье.

– Сергей Валерьевич, зрители знают Вас как Труфальдино на сцене Малого театра, Юрия Гагарина в сериале «Фурцева. Легенда о Екатерине»‎, как режиссера и исполнителя роли Стэнли Ковальски в пьесе «Трамвай Желание»‎. А здесь вы предстаете в достаточно неожиданном амплуа. Скажите, почему ваш выбор как режиссера пал именно на данное произведение?

Мои личные переживания и социальные процессы удивительным образом совпали. Я давно хотел поставить эту историю. Впервые эскиз спектакля был показан в рамках командных соревнований Национального открытого чемпионата ArtMasters. Постановка получила поддержку Президентского фонда культурных инициатив для подготовки полноценного спектакля. Но тогда перенести пьесу на сцену не удалось. Сейчас же время само обозначило важность этой истории, и необходимость рассказать ее зрителям.

– Вы имеете ввиду СВО?

И ее в том числе. Но спецоперация – это лишь результат определенных процессов в обществе, общего смещения ценностей, разрыва связи с историей своей страны, жизнью своих дедов, отцов. Мы забыли, какой ценой досталась нам эта комфортная жизнь с ее гаджетами, кафе-ресторанами, развлечениями. А забывать об этом нельзя. Собственно, пьеса, в том числе, и об этом. Вот они, герои, чьи судьбы сломала война. Судьбы, но не их самих. Они заплатили высокую страшную цену, чтобы мы жили, ходили в театр. А мы забыли об этом. Нас сломала комфортная жизнь. Среди представителей моего возраста и молодого поколения очень много настоящих людей – думающих, читающих, любящих свою родину. Но очень много и инфантилов, для которых базовые ценности утратили свою значимость. Которые в большинстве случаев свою трусость оправдывают какими-то вымышленными причинами. Я очень надеюсь, что зрители после спектакля зададут себя очень важные вопросы, кто мы, зачем мы, как мы будем жить, как сохранить себя, любовь, страну. И ответят на них максимально честно.

– В прошлом году Вы ездили с выступлениями на линию фронта. Скажите, пожалуйста, это как-то повлияло на восприятие сюжета пьесы, мотивов ее героев?

– Конечно. У меня дед прошел Японскую войну, отец – был кадровым военным. Для меня вопроса – ехать или нет, не существовало. Как я мог ходить спокойно в театр, отдыхать на диване, радоваться «брони»‎? Конечно, я поехал. Многие меня, кстати, не поняли. Часть знакомых перестала общаться. О них я не жалею. Я увидел других людей. Совсем молоденьких ребят, но с неистребимой жаждой правды. Это ребята, которые реально пришли на фронт не за обещанными выплатами, не с целью убивать других людей. Они пришли защищать своих. Матерей, жен, детей. Тех, кто рядом, кто в данной ситуации оказался слабее. На фронте человек раскрывается по-разному, но в большинстве своем ребята – герои. Они из госпиталя рвутся обратно на фронт, они не бояться сказать правду, не взирая на чины и обстоятельства. Они не прикрываются какими-то лживыми лозунгами. Потому что там, за условной линией, люди живут совсем по другим законам. Эти ребята рискуют жизнью каждую минуту. Но они более живые, чем мы. Они искренне выражают эмоции, а мы омертвели в своей зоне комфорта. Эти ребята на линии фронта остро чувствуют фальшь. И они самые строгие и благодарные зрители. Если им не понравилась игра, они уловили ложь, им командиры будут не указ, они просто встанут и уйдут. Естественно, при постановке пьесы, я вспоминал их. Потому что им, когда спецоперация подойдет к концу, им придется в очередной раз отвечать на вопросы, которые задают себе герои истории.

– Командировка на фронт способствовала изменению Вашего личного мировоззрения?

– Безусловно. Там невозможно остаться прежним. Причем, это происходит неосознанно, изменения настолько незаметны, что их порой сложно сформулировать. Я помню один момент. Во время гастролей мы остановились в одной гостинице с администрацией вновь присоединенных территорий. Понятно, что такое соседство очень опасно, передвижения на фронте отслеживаются противником, а мы находимся в зоне доступности нанесения ударов. И вот после выступления сидим вместе в номере, общаемся. И нам говорят, через полчаса начнется обстрел. Я очень хорошо помню, как ощутил значимость, наполненность каждого мгновения. Как мгновение наполняется смыслом. После этого начинаешь по-другому оценивать персонажи времен Отечественной войны, приходит понимание их состояния, их ярости, одержимости. Эти ощущения пополнили мой багаж и как актера, и как режиссера, и как человека.

– Почему вы поставили пьесу не на сцене Малого театра, где вы служите почти 20 лет, а в Центральном доме культуры железнодорожников?

– Репертуар Малого театра на ближайшее время уже был сформирован, а мне очень хотелось поставить спектакль к 80-летию снятия блокады Ленинграда, которое будет отмечаться 27 января 2024 года. По сути, наш спектакль – это поклон, дань Памяти нашего поколения героям, которые пали в годы войны и тем, кто прошел этот страшный путь. Что же касается выбора площадки, то сыграло роль множество факторов.

У ЦДКЖ отличный, вместительный зал, неслучайно еще в советское время, когда еще не было ни Крокус-сити, ни Зарядья, Дом культуры железнодорожника входил в четверку лучших площадок столицы. Там достаточно хороший звук и свет, что в итоге сказывается на качестве постановки. Очень приятно было получить понимание и поддержку от руководства учреждения – удивительным образом совпали взгляды и на художественное воплощение пьесы, и на социальную значимость постановки. Даже в расположении Дома культуры, фактически на площади трех вокзалов, можно увидеть своеобразный символизм. Три вокзала, три героя, три пути, – какой из них будет правильным?

– Что будет центральным в вашей постановке? С помощью каких приемов будет раскрыт смысл произведения?

– В первую очередь, это будет игра актеров. Персонажи в пьесе существуют и общаются на подтексте, они не говорят в открытую о своих чувствах или эмоциях. Им страшно сказать «люблю»‎. Они избегают этого. И задача актеров – показать все грани человеческих отношений как раз через свою игру. У меня по спектаклю – а я исполняю роль Марата – очень сильные партнеры: Лику играет Анна Леванова, Леонидика – Михаил Мартьянов. Каждое их слово, интонация или движение раскрывает суть персонажей, их состояние и поступки.

Особая роль у музыкального сопровождения. На протяжении всего спектакля классические произведения чередуются с военными балладами, песнями Высоцкого. Композиции подчеркивают тему блокады, послевоенного времени и эпохи наступающих 60-ых годов, раскрывают характер героев, контекст их воспитания, объясняют их действия.

– А на что акцент будет сделан в декорациях?

– Действие разворачивается в минималистических декорациях. Однако каждая деталь будет наполнена особым смыслом. В блокадном Ленинграде внимание зрителя должны привлечь серые сваи, на которых будут выбиты стихотворения Семена Гудзенко и Давида Самойлова. Эти сваи – прообраз победных стелл. В 1946 году серая комнатка с подоконником обрастает элементами быта. Но все какое-то временное, шаткое, неуверенное. Последнюю встречу герои проведут в практически полностью обставленной квартире. Из единой цветовой гаммы будет выделяться только значимые детали. Символы той эпохи. Например, Звезда героя, посылки, телеграммы. За судьбами персонажей на протяжении всего спектакля наблюдает неподвижное ленинградское небо с застывшими облаками. Меняется только его цвет – от серого до залитого солнцем голуб